Любовь Глебова: «Как в Индии, так и в Китае сохраняется традиционно высокий интерес к России»

Два года назад Россия начала «поворот на Восток» в международной и экономической политике. О роли гуманитарных и культурных контактов в политике «мягкой силы», о русских центрах в Китае и Индии, о соотечественниках в странах Азии и об адресной, точечной работе Россотрудничества его руководитель Любовь Николаевна Глебова рассказала в интервью «ФедералПресс».

Любовь Николаевна, расскажите, пожалуйста, какие основные направления деятельности по работе с соотечественниками и расширению гуманитарных контактов обозначены как приоритетные в деятельности Агентства на 2016–2017 годы?

Россотрудничество по роду своей деятельности отвечает за выполнение определенных внешнеполитических задач, которые стоят перед нашей страной. Соответственно, хотим мы того или нет, международная политическая ситуация вносит свои коррективы и в нашу работу. На сегодняшний день она требует от всех нас поиска новых каналов гуманитарного взаимодействия, новых проводников политики «мягкой силы», переформатирования ставших привычными методов работы с соотечественниками и способов распространения объективной информации о России в мире.

Поддержка соотечественников — одно из приоритетных направлений в деятельности Россотрудничества. Работа с ними, безусловно, является одним из основных инструментов обеспечения интересов России и расширения гуманитарного влияния нашей страны за рубежом. Сейчас новым вектором нашей работы на этом направлении является поддержка инициативных проектов представителей русскоязычной диаспоры, в особенности молодежи, как наиболее активной, обладающей новым восприятием окружающего мира части нашей аудитории.

Безусловно, основными площадками, «точками входа» этой работы являются наши зарубежные представительства, главная задача которых на сегодняшний день — поиск и вовлечение в орбиту своей деятельности инициативных соотечественников и всех, кто чувствует свою причастность к России. Такая точечная, адресная работа может помочь соотечественникам социализироваться в стране пребывания, открыть им бизнес, научить зарабатывать самостоятельно. Например, при открытии частной школы или центра дополнительного образования, где предметы ведутся на русском языке, — а спрос на это по-прежнему высокий, — мы можем оказать организатору консультационную помощь — чтобы качество предоставляемых им услуг было достойным.

Одним словом, сейчас мы отказываемся от шаблонной работы, смещаем акцент деятельности наших РЦНК в пользу странового, адресного подхода, поддержки конкретных инициатив и проектов.

Что нового вы хотели бы добавить в работу Агентства, какие направления, по вашему мнению, должны развиваться больше, чем развиты на сегодняшний день?

В работе Агентства нет второстепенных направлений, для нас нет «неважных» стран, так как там живут наши соотечественники, которые чувствуют свою сопричастность с жизнью России, хотят сохранить связь с исторической родиной, нуждаются в поддержке с нашей стороны. Отвечая на ваш вопрос, хочу сказать, что Россотрудничеству необходимо активнее вовлекать в орбиту своей деятельности не только соотечественников в привычном понимании, но и всех тех иностранных граждан, кто интересуется нашей страной. Мы все видим, что попытки западных политиков дискредитировать образ России чаще всего достигают обратного эффекта: именно в нынешних условиях возрастает внимание простых граждан иностранных государств ко всему русскому: языку, культуре, образованию, науке. Это, в свою очередь, формирует потребность в наших гуманитарных действиях по отношению к людям, которые неравнодушны к России и хотят узнать ее лучше. Нам очень важен их потенциал как носителей позитивного представления о России, которое они могут донести для других жителей своей страны. Тем самым круг друзей России будет расширяться, это, на мой взгляд, самый эффективный способ противостоять попыткам политической изоляции нашей страны.

Сейчас Россия активно развивает отношения с Китаем и Индией в рамках заявленного «поворота на Восток» в международной политике. Есть ли какие-то особенные культурные и гуманитарные программы Россотрудничества по работе с этими странами?

Безусловно, в каждой стране, где есть наше представительство, его деятельность строится исходя из страновых особенностей. В Индии, например, деятельность наших РЦНК обусловливается многонациональностью и религиозностью страны пребывания. Это сказывается на восприимчивости различных социальных и этнических групп к тем или иным ценностям. В результате на практике в одном и том же регионе или городе могут действовать одновременно и наше представительство, и представительства Института имени Гете, и Агентства по международному развитию США (USAID), и Британского Совета Великобритании. Но это даже неплохо, такая здоровая конкуренция является хорошим стимулом для саморазвития, самосовершенствования.

Тем не менее как в Индии, так и в Китае сохраняется традиционно высокий интерес к России, ее культуре, науке и образованию, особенно среди молодежи. Россотрудничество поддерживает этот интерес, в том числе через проведение различных культурных мероприятий, презентаций. Наши РЦНК активно участвуют в проведении «перекрестных» годов. В прошлом году у нас был Год молодежных обменов Россия — Китай, в этом году уже прошли ряд интересных событий в рамках Года российско-китайских СМИ, в том числе к нам приезжала делегация молодых журналистов.

Насколько успешно идет в странах восточного блока популяризация русской культуры и языка как одно из направлений работы Россотрудничества?

В современных условиях долго поддерживать искусственно сформированный интерес к таким феноменам, как культура или язык, невозможно. Самой прочной основой для продвижения этих двух компонентов является прежде всего интерес к той или иной стране, культуре и развитие экономических связей. В том числе это касается и России. За счет расширения экономических интересов увеличивается и потребность в изучении русского языка, и востребованность российского образования, и желание понять ментальность коллег и партнеров, с которыми ведется бизнес. Зная русский язык, человек получает дополнительные преференции, например, повышаются шансы на карьерный рост. Поэтому потребность в изучении русского языка максимально ощущается в странах, где у России есть плотные экономические связи. А Китай и Индия, как одни из самых динамично развивающихся сегодня стран Востока, как раз имеют тесные деловые контакты с российским бизнесом. Мы считаем, что изучение русского языка должно не быть принуждением, а возникать через заинтересованность в стране, культуре, искусстве образовании и входить в состав комплексных проектов.

Россотрудничество является единственным российским государственным учреждением, которое осуществляет обучение русскому языку за рубежом на базе своих представительств. Занятия в наших центрах проводятся с носителями языка. В дополнение к этому РЦНК в Индии и Китае взаимодействуют с центрами русского языка, ассоциациями преподавателей-русистов и факультетами русского языка китайских и индийских вузов, проводятся курсы повышения квалификации для преподавателей. Весь этот комплекс мероприятий направлен на максимальное удовлетворение потребностей обучающихся, причем программы наших курсов составляются в соответствии с определенными профессиональными, возрастными и другими потребностями местного населения. Это не просто позволяет учить язык, но и дает возможность применить его на практике в профессиональной сфере.

О том, пользуется ли популярностью русский язык, например, в том же Китае, красноречиво говорят такие цифры: в этом году под эгидой Россотрудничества ведущими российскими вузами проведены несколько олимпиад, по результатам которых более 100 китайских студентов поступают на обучение в вузы российской Федерации, всего же в Китае в них участвовало более 10 000 человек.

Кроме того, мы планируем создать условия, при которых молодые люди смогли бы получать российское образование, не выезжая из своих стран. Это будет совершенно другой формат: не только выделяемые сейчас государством квоты, а еще и представительства за рубежом ведущих отечественных вузов.

Выстраиваются ли образовательные и гуманитарные связи по линии Россотрудничества у регионов России с Китаем?

Вопросы участия регионов в международном гуманитарном сотрудничестве всегда имели особое место и значение, тем более сейчас, когда двусторонние связи на межгосударственном уровне ограничены разного рода санкциями. На отношениях с Китаем эта ситуация отражается позитивно. В этом направлении мы ведем активную работу по реализации проектов, связанных с наукой, образованием, молодежными обменами, распространением русского языка, по линии породненных городов.

Так, например, совместно с МИД России и РЦНК в Китае сейчас ведется работа по согласованию установления побратимских связей между городами Суда (Крым) и Хэйхэ (КНР). В разработке находится соглашение о заключении побратимских связей между городами Ялта и Санья (КНР). В конце прошлого года Россотрудничество подписало меморандум о стратегическом партнерстве с Китайским народным обществом дружбы с заграницей.

Существует и активная практика конкретных связей между российскими и китайскими региональными и зарубежными вузами, школами, библиотеками, музеями и т. д. Регулярно проводятся выставки-ярмарки российских вузов, особенно вузов Дальневосточного региона. Поддерживается связь с выпускниками российских/советских вузов. Наше представительство в этом вопросе взаимодействует с Китайской ассоциацией выпускников советских и российских вузов, председателем которой, кстати, является заместитель министра образования КНР Лю Лиминь. О популярности российского образования в этой стране говорит тот факт, что ежегодно Единый день выпускника, который проводится при участии РЦНК в Пекине, собирает более 500 человек.

Много ли сейчас соотечественников, живущих в Китае, и как выстраивается работа с ними? Стало ли, по Вашей оценке, их больше в последние годы или наоборот?

Так сложилось исторически, что Китай стал второй родиной для многих наших соотечественников, бежавших от гражданской войны, и до сих пор русская диаспора в этой стране является одной из самых многочисленных. В настоящее время там проживает около 10 тысяч представителей русскоязычной общины. Кроме того, более 17 тысяч российских студентов обучаются и проходят стажировку в КНР на бюджетной или контрактной основе.

Самые многочисленные русские общины на сегодняшний день в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, во Внутренней Монголии, часть соотечественников проживает в Пекине, Харбине и Шанхае. В некоторых городах, например в Шанхае, Гуанчжоу, Харбине, Гонконге, есть даже так называемые «Русские клубы», которые оказывают помощь соотечественникам и обмениваются опытом по вопросам проживания за рубежом, сохранению русского языка и культуры.

Представительство Россотрудничества поддерживает тесные контакты с «Русскими клубами», оказывая информационную, методическую и другую помощь и поддержку.

Кроме этого, в Китае работают ряд СМИ на русском языке, в том числе агентство «Синьхуа», холдинг «Жэньминь Жибао», Международное радио Китая, сайт МИД КНР ежедневно размещают интернет-ленту оперативной информации на русском языке. В 2009 году Центральное телевидение Китая начало вещание круглосуточного канала на русском языке. Это показатель не только хороших отношений на государственном уровне, но и зрелости китайского общества в целом, которое дает возможность нашим соотечественникам на таком уровне сохранять свой язык и культуру, проживая в другой стране. Я уверена, что реализация новых проектов в рамках проходящего Года российско-китайских СМИ откроет еще больше возможностей для нашего взаимодействия в медийной сфере, позволит нашим соотечественникам расширить круг источников достоверной информации о России.

Сколько Российских центров науки и культуры открыто в Китае и Индии? Востребованы ли там эти центры?

В Китае на сегодняшний день открыт один центр — в Пекине. В Индии же представительство Россотрудничества объединяет пять РЦНК в Нью-Дели, Мумбаи, Калькутте, Ченнаи и Тривандруме. Причем головной офис представительства в Нью-Дели является одним из старейших, в прошлом году он отметил свое 50-летие, остальные РЦНК являются его отделениями.

Как лично вы оцениваете сегодняшний вклад программ Россотрудничества в совокупный багаж составляющей в международной политике страны, нацеленной на Восток?

Я не считаю правильным выделять роль Россотрудничества, это, на мой взгляд, вносит некоторое противопоставление и разделение — кто-то сделал больше, а кто-то меньше. Это неправильно, мы же не на боксерском ринге. У каждого ведомства, организации, предприятия есть свой ответственный участок работы, но при этом мы все делаем общее дело. Что касается внешнеполитической, гуманитарной составляющей, то здесь определяющая роль принадлежит все-таки МИД России. Россотрудничество на своем уровне с помощью наших зарубежных представительств всячески поддерживает и развивает это направление сотрудничества, преимущественно неполитическими методами, которые при этом помогают достичь именно политического эффекта!

Система Orphus